Rus / Ukr / Eng
№1 в международной торговле – Юридическая премия 2018
«Передовой опыт в сфере международного арбитража», – Chambers and Partners
«Ведущая фирма в международной торговле и торговых спорах» – Legal 500
$26,5 млрд – сопровождение крупнейшего контракта на поставку сырьевых товаров из Украины
$1 млрд – выиграно для наших клиентов
90% успешных дел за 13 лет практики
Публикации
Аграрные битвы: что стоит за конфликтом компаний "Райз" и "Нибулон"

Последние несколько недель на аграрном рынке активно обсуждается конфликт между компаниями «Нибулон» и «Райз». Информационная волна поддерживается новостями в прессе, сообщающими о наличии арбитражных и судебных решений в Англии, долге в $17,5 млн и дефолте одной из компаний.

Знаете ли вы в чем истинная причина войны Нибулона и Райз? Кто на самом деле виноват и что будет происходить дальше?

Большое количество статей и мнений сторонних экспертов в действительности не всегда способно сполна внести ясность в произошедшие события. Почему возник данный спор, какова его природа и что не поделили крупнейшие аграрные холдинги страны, специально для Forbes объясняет партнер ЮФ AGA Partners Иван Касынюк, выступающий юридическим советником одной из сторон в ходе судебных разбирательств.

Режим квотирования

Игроки аграрного рынка должны хорошо помнить события конца 2010 года, когда правительство Николая Азарова приняло решение о введении ограничений на экспорт зерновых культур из Украины. Постановление было введено в действие 19 октября, и обязывало все компании, имевшие намерение экспортировать с/х продукцию определенного вида, получать специальные лицензии.

Так, например, допустимый к экспорту объем квоты по кукурузе предполагал поставку не более 2 млн тонн. Данный объем должен был быть распределен специальной комиссией Минэкономики на основе принципа pro rata, то есть пропорционально объемам, поданным в заявках на получение лицензии.

Большинство международных организаций, в том числе Международная ассоциация торговли зерном и кормами (ГАФТА), представители и послы ведущих западных государств, не только осудили квотирование экспорта, но и заявили о непрозрачности и коррупционности самого порядка распределения квот. 

Вездесущая коррупция

Ни для кого не секрет, что получить лицензию, просто подав необходимые заявки и документы, было невозможно. По рынку ходило множество слухов о размере неофициальной «платы» за получение лицензии, которая составляла от $10 до $20 за каждую тонну.

Хотя подтверждения данным фактам не было, доподлинно известно, что большинству ведущих западных компаний, работающих на рынке, среди которых Cargill, Alfred C. Toepfer International GmbH, Louis Dreyfus, Noble Group, Groupe Soufflet, было отказано в получении лицензии.

О «шулерской игре» правительства тогда не заявлял разве что ленивый. Более того, последовали многочисленные обращения в административные суды Украины от участников процесса на действия органов власти, ответственных за процесс распределения квот. Соответствующие иски были поданы и компанией «Нибулон» в связи с несправедливым распределением квот в январе 2011 года. Руководитель компании Алексей Вадатурский тогда заявил, что причиной отказа в получении ими лицензий по экспортным контрактам стали «скорее всего, преднамеренные действия коррумпированных чиновников».

«Райз» – без лицензии

В список «отказников» попала и компания «Райз», обратившаяся с заявками в Минэкономики для получения лицензии на поставку 158 000 тонн кукурузы, которая предполагалась к поставке в адрес «Нибулона» в период с октября по декабрь 2010 года. Поставка стала невозможной. Это и послужило причиной спора между компаниями.

Усугубило ситуацию то обстоятельство, что мировые цены на кукурузу значительно выросли на момент поставки, сделав данный контракт крайне привлекательным для компании «Нибулон». В связи с чем последняя потребовала выплаты компенсации за непоставку.  

Компания «Райз», в свою очередь, отказала в удовлетворении требования «Нибулону», что в последующем привело к обращению последней с исковыми требованиями в арбитраж ГАФТА (Лондон), уполномоченный рассматривать данный спор согласно содержащейся в контракте арбитражной оговорке. 

Арбитраж ГАФТА: необходимы доказательства наличия усилий «Райз»

Последующие четыре года дело рассматривалось в двух инстанциях арбитража ГАФТА. Нет смысла уходить глубоко в юридическую казуистику вопроса, были приведены сотни аргументов, однако ключевые позиции сводились к следующему.  

В первой инстанции компания «Нибулон» обосновывала свои требования тем, что продавец обязан был осуществить поставку товара согласно положений контракта, несмотря на наличие обстоятельств, произошедших в Украине в связи с введением лицензирования экспорта. «Нибулон» при этом ссылался на п. 11.3* контракта, который предусматривал обязательство продавца по получению лицензии на экспорт.

Позиция «Райз» сводилась к тому, что режим квотирования, введенный в октябре 2010-го, стал препятствием непреодолимой силы. При этом продавец сослался на п. 17**, стандартной формы контракта ГАФТА 78, который именуется «запрет на экспорт» и предусматривает аннулирование контракта и освобождение от ответственности продавца в случае введения любого рода ограничений на экспорт.

Первая инстанция приняла решение, отметив, что компания «Райз» могла быть освобождена от ответственности в связи с произошедшими событиями. Однако по фактам трибунал не нашел подтверждения тому, что продавец предпринял все надлежащие усилия для получения лицензии. В решении первой инстанции требования «Нибулона» были удовлетворены на сумму $26,8 млн.

Апелляция ГАФТА: «Райз» сделал все возможное, но обязательства абсолютные

С учетом данных обстоятельств «Райз» обратилась с жалобой в Апелляционную палату. Были предоставлены тома документов, подтверждающие, что все необходимые действия для получения лицензий были осуществлены; заслушаны свидетели процесса, а также эксперты с обеих сторон.

Апелляционная палата в своем решении заявила, что была явно удовлетворена предоставленными доказательствами, однако сделала довольно неожиданные выводы относительно интерпретации некоторых положений контракта с учетом применимого права. 

В своем решении арбитры заявили, что обязательства «Райз» по получению лицензии на экспорт согласно п. 11.3 контракта были абсолютными. При этом п. 11.3 основного контракта имеет преимущество над п. 17 инкорпорированного контракта ГАФТА. Проще говоря, договоренность сторон в основном контракте о том, что получение лицензии является обязательством продавца, и имеет преимущество над пунктом контракта ГАФТА, предусматривающим освобождение продавца от ответственности.

Совет также отметил, что п. 17 «Запрет на экспорт» контракта ГАФТА предусматривает освобождение продавца от ответственности только в случае наличия полного «запрета» на экспорт, в отличие от частичного «ограничения», которое имело место в Украине.

В конечном итоге Апелляционная палата приняла решение в пользу «Нибулона», уменьшив размер убытков до $17,5 млн. При этом арбитры отметили чрезвычайные трудности «Райз», признав, что продавец в действительности сделал все от него зависящее для получения лицензии на экспорт.

Высокий суд Лондона

Естественно, «Райз» не могла согласиться с подобными выводами арбитров Апелляционной палаты, и сославшись на положения арбитражного акта 1996, обратилась в Высокий суд Лондона в 2014 году.  

Основанием для принятия судом дела к пересмотру было заявление «Райз» о неправильном толковании положений контракта с точки зрения применимого права. И поскольку арбитры признали, что «Райз» предприняла все от нее зависящее для получения лицензии, данные положения должны были играть ключевую роль. В частности, речь шла о том:

  1. имеет ли п. 11.3 контракта преимущество над п. 17 или данные положения должны читаться вместе;
  2. применяется ли п. 17 исключительно в ситуациях «полного запрета» экспорта; 
  3. может ли продавец быть освобожден от ответственности согласно п. 17 контракта ГАФТА, в случае наличия «препятствий» для экспорта или требуется наличие «запрета» экспорта.

Решение суда в пользу «Райз»

Не вдаваясь в детали рассуждений суда, можно констатировать, что требования «Райз» были фактически удовлетворены по всем пунктам. В частности, председательствующий судья Хамблен отметил, что:

  1. положения контракта 11.3 и п. 17 ГАФТА должны читаться вместе, и фактически освобождать продавца от ответственности при наличии обстоятельств непреодолимой силы;
  2. п. 17 ГАФТА должен применяться при наличии даже частичных ограничений экспорта;
  3.  п. 17 ГАФТА освобождает продавца от ответственности даже при наличии «препятствий» для экспорта.

Таким образом, удовлетворив требования «Райз», суд вернул решение обратно в Апелляционную палату ГАФТА для пересмотра с учетом выводов и заключений суда. Решение суда публично, и может быть доступно любому желающему (при наличии подписки).

Новый поворот

Удивительными оказались последующие события. Несмотря на решение Высокого суда Лондона по всем ключевым вопросам, Апелляционная палата оставила свое решение в силе.

Очевидно, что дальнейшие события будут в большей степени зависеть от позиции компании «Райз». Однако по имеющейся информации, «Райз» продолжает оспаривать данное решение Апелляционной палаты, с учетом определения, вынесенного Высоким судом Лондона.

Известно, что «Нибулон», со своей стороны, будучи убежденным в собственной правоте, прибегает ко всем доступным методам для исполнения данного решения. В связи с чем в средствах массовой информации появляются письма на бланках компании «Нибулон», в которых последняя сообщает о том, что компания «Райз» была включена в список дефолтеров.

Здесь следует обратить внимание на определенные ограничения. ГАФТА отдельно сообщила, что информация о списках дефолтеров не должна, и не может распространяться никоим образом, кроме как между членами ГАФТА. В этой связи отдельное сообщение было на днях размещено на официальном сайте компании.

Кто виноват и как быть дальше?

Очевидно, что среди читателей найдутся как сторонники компании «Райз», так и «Нибулон». Каждый должен сам дать себе ответы на поставленные вопросы. Могла ли компания «Райз» осуществить поставку по контракту? Должна ли при этом нести ответственность в связи с существовавшими ограничениями? Как интерпретировать решения арбитражей ГАФТА и Высокого суда Лондона?

Существующий конфликт между «Нибулоном» и группой «Укрлендфарминг» (УЛФ) в целом осложняется еще и тем, что спорный контракт был заключен еще до покупки компании «Райз» группой УЛФ, на этапе рассмотрения спора в арбитраже ГАФТА. Данное обстоятельство не может не вносить неопределенность.

В этом деле, безусловно, больше вопросов, чем ответов. Однако очевидно одно. Спор между компаниями не исчерпан, и сторонам в конфликте придется пройти долгий этап до того момента, когда в деле можно будет поставить точку.    

* Пункт 11.3 контракта: «Продавец обязан получить на свой риск и за свой счет любую экспортную лицензию…»

**Пункт 17, ГАФТА 78 (на дату заключения контракта): «В случае запрещения экспорта… или же в случае принятия исполнительного или законодательного акта правительством страны происхождения товара… в результате чего частично или полностью ограничивается экспорт, такого рода запрещение должно рассматриваться обеими сторонами… в той мере, в какой полные или частичные ограничения препятствуют выполнению контракта в части отгрузки или иначе, контракт будет аннулирован…»

Иван Касынюк, 

Партнер AGA Partners

Ссылка на источник

17.03.16

AVELLUM и A.G.A. Partners объявляют об объединении

AVELLUM и A.G.A. Partners объявили об объединении двух фирм с 9 июля 2018 года. Это стратегическое объединение позволит консолидировать признанную на рынке трансакционную практику AVELLUM и опытную практику разрешения споров A.G.A. Partners.